Глава мануфактуры Breitling — о часовом бизнесе в цифровую эпоху

«В моей работе много интуиции, а не ума» – это предложение хорошо объясняет административный и творческий подход Жоржа Керна к управлению независимым часовщиком

Всего три с половиной года назад Жорж Керн был назначен генеральным директором Breitling. За это время ему удалось кардинально обновить имидж часовой марки, изменить ассортимент, способ общения и концепцию розничной торговли. В эпоху пандемии компания представляет новые продукты в форме онлайн-саммитов и делает это несколько раз в год.

Несколько лет назад вы начали новую жизнь в качестве генерального директора Breitling. Какие профессиональные и человеческие качества требуются в этой работе?

Я не был самым способным учеником бизнес-школы Санкт-Галлена, но интуитивно имею представление о том, чего хочет рынок. К счастью, у меня хороший вкус. Есть сила, воля и готовность продвигать свои идеи даже перед лицом сопротивления. В моей работе много проницательности, а не интеллекта. Кроме того, я верю в инклюзивную роскошь. Я немного отождествлял себя с брендом. Я веду Instagram (47 000 подписчиков), отвечаю на вопросы там, и все это очень неформально. Таким образом исчезает дистанция между покупателем и руководителем компании, люди чувствуют себя ближе к бренду.

Как вы думаете, как эволюционировали Chronomat и Super Chronomat?

Я бы сказал, что Super Chronomat – это версия Chronomat с турбонаддувом, больше, мощнее, брутальнее не только по размеру, но и по дизайну.

Кстати, о размере. Связано ли это с большими историческими часами Breitling?

Нет, это чисто маркетинговый элемент. Для меня 42мм – самый коммерческий вариант. Но у нас много клиентов из Америки, Великобритании, Австралии, я называю их уличным рынком. Люди много времени проводят на природе и носят большие спортивные часы. Давайте посмотрим, как это работает в Азии, где спортивные часы становятся все более популярными и пять-десять лет назад покупались только классические часы с тремя стрелками.

Обновленная линия Premier Heritage – это взгляд в прошлое, новый Super Chronomat – в будущее. Означает ли это, что Breitling – уникальный бренд?

Когда я пришел в компанию три года назад, я понял, что у Breitling есть два больших сообщества: любители часов 1940-х и 60-х годов и энтузиасты последних нескольких десятилетий, когда компания производила очень большие часы. И моя работа заключалась в том, чтобы навести мост между этими сообществами. У бренда есть богатый задний каталог, в котором представлены не только авиационные часы, но и более классические, такие как Premier, и даже электронные, такие как Emergency. Этот широкий спектр – наше наследие. Мы такой же универсальный бренд, как Mercedes. Так что у нас есть внедорожники, кабриолеты, лимузины».

День презентации был выбран накануне Часов и чудес. Это ведь не случайность?

Очевидно! Хотели сыграть раньше W&W, но как можно ближе. Мы не считаем нужным платить большие деньги и растворяться среди других брендов. Мы по-другому разговариваем с покупателями, прессой, розницей: снимаем видео с Брэдом Питтом – и все становится понятно. К тому же мы не запускаем все новинки одновременно. И каждый запуск в течение года всегда означает, что часы уже в продаже. В современном цифровом мире иначе поступить невозможно.

Что такое программа подписки?

Наша система напоминает то, что делают Porsche или Ральф Лорен в Америке. Идея в том, чтобы помочь людям, которые сомневаются, какие часы выбрать. Многие хотят перед покупкой сдать его на тест-драйв. BreitlingSelect исходит из того, что в течение 12 месяцев вы платите комиссию и примеряете три последовательные часы из нашей выборки, состоящей из 40-50 моделей, а затем обмениваете одну на меньшую сумму. Программа пользуется успехом, особенно в США. Это один из наших ключевых рынков с развитой онлайн-торговлей. Интернет-продажи также высоки в Китае и Великобритании, но, наоборот, в Японии, Германии и Швейцарии.

Как вы оцениваете потенциал бренда?

Если честно, я недооценил это, когда пришел в компанию. Сегодня я понимаю, что у нас есть вся мощь универсального бренда. Основной бизнес – 3-10 тысяч долларов, как у Omega или Rolex. В обновленных коллекциях Premier и Super Chronomat мы предлагаем небольшие усложнения (большая дата, сплит-хронограф, календарь) – и мы доминируем в сегменте за 10-30 тысяч долларов. Все, что выходит за рамки этих цифр, нас не интересует – при большом серьезном осложнении вы перейдете к другому бренду. На оба этих сегмента в совокупности приходится около 65% рынка. В 2020 году мы очень мало потеряли товарооборот, но завоевали прочную долю рынка (хотя Великобритания была полностью закрыта в течение нескольких месяцев). Теперь Европа открывается, и мы очень надеемся на прибыль, потому что люди будут делать покупки поздно. Важно, чтобы о нас не забыли и люди обязательно будут приходить в наши магазины.

Оцените автора
Inet-Shopping
Добавить комментарий

Adblock
detector